etsy 2.jpg

BLOG

Blog by Jacob Jugashvili

Ю.И.Мухин. КРИТИКИ ЛЫСЕНКО И ГЕНЕТИКА

лысенко.jpg

17 сентября день рождения Т.Д. Лысенко

Набор клеветы

На ФОРУМ.мск к интервью Ю. Лысенко появился комментарий под ником Yah:

«В очередной раз Ю.Мухин берется судить о том, в чем он совершенно не разбирается.

Я не буду касаться его «рассуждений» об отношениях Т.Лысенко с Хрущевым и Косыгиным, которые для него есть только повод пнуть и Хрущева, и, особенно, Косыгина.

Я позволю себе лишь напомнить о том, как этот прославляемый Ю.Мухиным Т.Лысенко выдал рекомендацию сеять хлопчатник на территории Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Проведенные в больших масштабах эксперименты закончились полным провалом. Это, конечно, частный случай, однако он вполне характеризует Т.Лысенко в целом.

А полное отрицание Т.Лысенко генетики имело крайне печальные последствия как для многих советских ученых, так и для всей отечественной биологической науки в целом. После открытия хромосом и генов стало ясно, что генетика является материалистической основой биологии вообще и дарвиновской теории происхождения видов, а лысенковская теория «превращения видов» есть полный идеализм. Поэтому отдельные частные успехи Т.Лысенко не имеют сколь-либо серьезного значения перед тем огромным ущербом, который он нанес отечественной науке своей теоретической безграмотностью и слепотой, а также расправами с несогласными с ним учеными.  

И если сопоставлять Т.Лысенко с его главным научным противником Н.И.Вавиловым (умершим в заключении, в чем есть вина, пусть и непрямая, Т.Лысенко), то это будет сопоставление ничтожества с выдающимся ученым».

То, что написал комментатор, скрывшийся под ником Yah, это хороший пример к сопоставлению болтовни умничающего глупца с ходом мыслей нормального человека. Нормальный человек пытается сам разобраться в вопросе, а умничающий глупец и так все знает, и знает потому, что верит «умным» ученым.

Yah это прекрасный пример того, кем во все времена были критики Лысенко.

Давайте разбираться

Сначала о «лысенковская теория «превращения видов» есть полный идеализм». А где эта теория? Вот вам первый пример умничания: Yah пишет о теории, не представляя, что это такое – «теория». Даже в Википедии, вылившей тонны грязи на Лысенко, говорится о другой теории Лысенко: «Для обоснования своих разработок в области растениеводства Лысенко выдвинул «теорию стадийного развития растений», которую считали научной, помимо сторонников Лысенко, и его оппоненты – Н.И. Вавилов и П.Н. Жуковский. … В 1933 г. Н.И. Вавилов говорил о разработках Лысенко на Международном симпозиуме по проблемам генетики и селекции в США. В том же 1933 г. Вавилов представил работу Лысенко на соискание премии им. В.И. Ленина как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие». Другой оппонент Лысенко, академик П.Н. Жуковский, также признавал в его научном достоянии теорию стадийного развития. Эту теорию не критиковали, а признавали научной, и другие авторы критического «письма трехсот» (1955 г.)».

И только на основе этой теории, а не бреда вейсманизма-морганизма, можно было предложить то, что и предложил Лысенко – чеканку хлопчатника и способ селекции растений.

О теориях

Поскольку Yah поставил Лысенко в вину хлопок, то остановлюсь на нем.

В 1913 году, самом удачном для сельского хозяйства России, было выращено 744 тысячи тонн хлопка, и этого не хватало для производства тканей и пороха даже в условиях хилой промышленности царской России. Поэтому примерно еще столько же хлопка царской Россией импортировалось. Как видите, Yah сообщает, что Лысенко нашел еще районы СССР, где можно было бы сеять хлопок. Да, сеять не с таким хорошим результатом, как в традиционных районах, но можно было. Лысенко, как выше сказано, создал и сорт хлопка для новых районов. В результате в 1940 году было выращено 2 237 тысяч тонн хлопка – ВТРОЕ больше чем в царской России. Что интересно, даже в этом случае, при посевах хлопка в рискованных для этого районах, средняя урожайность хлопка с гектара по всем районам его выращивания в СССР не упала: в 1913 году она была 10,8 центнера с гектара, и в 1940 – 10,8. Но за счет чеканки хлопчатника, в традиционных районах урожайность хлопка резко возросла: В Узбекистане – 12,2 в 1913 году до 14,9 ц в 1940, в Таджикистане – 12,1 до 16, 2 ц, в Туркменистане – с 10,0 до 14, 0 ц. И Википедия цедит сквозь зубы: «В современном Таджикистане и Узбекистане чеканка хлопчатника активно применяется до настоящего времени». Между прочим, уже к 1966 году урожайность хлопка в среднем по СССР превысила 24 ц с гектара, а объем производства достиг 6 млн. тонн. Советский Союз стал экспортировать хлопок.

Вот, что значит разработать правильную теорию того, как природа создает организмы! Лысенко давно нет, а гений его живет и приносит людям пользу! В том числе, пользу и для тех мерзавцев, которые поливают его грязью.

На теории стадийного развития растений по сей день базируется технология селекции растений. Надо же понимать, почему даже Вавилов вынужден был признать ее самым выдающимся мировым достижение десятилетия и хвастаться в США перед мировой наукой не своими умствованиями, а теорией Лысенко.

Кстати, своим законом «гомологических рядов» Вавилов не мог хвастаться перед иностранцами, поскольку он просто заменил название открытия, сделанного задолго до него. Тимофеев-Ресовский в статье «Гомологических рядов закон» поясняет: «Ещё Ч. Дарвин (1859-68) обратил внимание на далеко идущий параллелизм в изменчивости близких видов и родов животных и растений. В 19 и начале 20 вв. ряд ботаников и зоологов (например, франц. учёный М. Дюваль-Жув, 1865; швейцарский миколог Э. Фишер, 1896; нем. ботаник Э. Цедербауэр, 1907, 1927; рус, зоолог В. М. Шимкевич, 1906, 1921, и др.) специально изучали параллельную изменчивость разных видов растений и животных». А Вавилов в 1921 году переименовал этот давно известный и изученный закон параллелизма в «закон гомологических рядов», и стал его великим открывателем. Придуркам, критикующим Лысенко, можно повесить лапшу на уши о великом ученом Вавилове, а как это сделать мировой научной общественности? Вот и приходилось Вавилову сообщать об открытии настоящего ученого – Лысенко.

Что особенно пикантно в этом открытии Вавилова, так это то, что этот его закон «гомологических рядов» доказывает полную несостоятельность вейсманизма-морганизма, сторонником которого Вавилов как бы был, поскольку без воздействия внешней среды и просто при случайных мутациях, закона параллелизма наследственных признаков просто не существовало бы. Вавилов даже не понял, что именно он себе присвоил.

Ну, и, разумеется, это «открытие» Вавилова не только не требуется в жизни, но и в науке никому не нужно. Разве, что малокультурным придуркам для доказательства величия Вавилова.

Генетик

Yah пишет: «А полное отрицание Т.Лысенко генетики…». Клеветники Лысенко, напомню, просто навязчиво талдычат (вы это увидите и ниже), что не был Лысенко генетиком, что он просто агроном. Не настоящий академик, а так – «народный академик». А вот, скажем, Жебрак – тот у-у-у! Правда, ничего полезного не открыл, но зато у самого Моргана учился! Как же не академик?

У меня свое мнение о генетике, и я не считаю Лысенко генетиком – он выдающийся биолог. Но дело в том, что сам Лысенко считал себя именно генетиком – мичуринским генетиком. И, что интересно, в отличие от ботаников Вавилова и Жуковского, имел для этого все формальные основания. Во-первых, он руководил сначала Одесским институтом генетики, а с 1940 года 25 лет подряд – Московским. Именно у Лысенко была самая большая в мире коллекция мух-дрозофил, на которых и проводились в те годы основные генетические опыты. Мало этого, с 1940 года он академик «большой» Академии Наук по отделению именно генетики. А, Вавилов, подчеркну, всю жизнь был ботаником, так и не разобравшимся в генетике – ни мичуринской, ни в вейсманизме-морганизме.

К аресту Вавилова Лысенко не имеет ни малейшего отношения, поскольку Вавилов сел за измену Родине, а свидетельствовали против него не лысенковцы, а вейсманисты-морганисты. Более того, в это время соратники Вавилова доносами расправлялись не только с ним, но и с соратниками Лысенко.

Это удивляет даже зарубежных исследователей. Из «Википедии»:

«Американский историк науки Дэвид Журавский в главе «Террор» своей книги «The Lysenko Affair» («Дело Лысенко», 1970) …обнаружил, что всего шестеро лысенковцев (Шлыков, Коль, Ермаков, Одинцов, Заркевич, Нуринов) подверглись аресту, а наиболее непримиримые критики Лысенко (по его мнению — это Серебровский, М.М. Завадовский, Лисицын, Константинов, Чайлахян, М.С. Навашин, Кольцов, Костов, Розанова, Дубинин, Жебрак, Шмальгаузен, Рапопорт, Жуковский) арестованы не были. …деканом биологического факультета МГУ в 1938 г. стал молодой генетик С.И. Алиханян, который находился на своем посту вплоть до 1948 г… Физиолог А.Ш. Айрапетьянц, будучи исключённым в 1937 г. из комсомола за связь с «врагами народа», в 1938 г. вернулся на факультет уже в качестве одного из партийных руководителей. Журавский отмечает, что даже резко критические выступления биологов не приводили к их аресту. Так, молодой генетик М.Е. Лобашев, попавший под надзор следственных органов по той же причине, объявил в своем выступлении на митинге, что он не может преподавать учение Лысенко. Лобашев унаследовал кафедру генетики после ареста в 1941 г. Карпеченко».

Возникает вопрос, почему под шумок предательства Вавилова (да еще и раньше), вейсманисты-морганисты так легко расправлялись с мичуринскими генетиками? А вы вспомните, что Лысенко не был членом партии, а вейсманисты-морганисты были не просто членами ВКП(Б), а, порой, и очень большими членами.

Дам длинную цитату из объемной работы И. Жукова из АПН (http://www.apn.ru/publications/article19894.htm). Жуков тоже очень «культурный» автор, то есть, антилысенковец, тем не менее, а может, и сам того не желая, Жуков дал заинтересовавшую меня информацию о противниках Лысенко.

Поскольку в этой цитате много иных цитат, то я дам ее отдельной главкой.

Партейцы против Лысенко

«Несколько позже медицины кампания борьбы против космополитизма началась и в советской биологии. В октябре 1947 года хорошо всем известный народный академик Т. Лысенко как секретарь парткома добился проведения Суда чести Министерства высшего образования СССР над своим противником генетиком профессором А.Р.Жебраком. Следует иметь в виду, что Антон Романович Жебрак (1901-1965), кроме того, что он по специальности генетик и селекционер, академик АН БССР (1940), президент АН БССР с мая по ноябрь 1947, Жебрак был ещё и влиятельный партийный деятель: 1945-46 гг. он заведовал отделом Управления пропаганды и агитации ЦК КПСС, в 1945 г. в составе делегации Белорусской ССР участвовал в подписании устава ООН.

В борьбе против лысенковского шарлатанства Жебрак, как выяснилось впоследствии, допустил серьёзный политический просчёт, и поэтому ему не помогла поддержка против Лысенко председателя Госплана Н.А.Вознесенского, сына Жданова Юрия, молодых партийных деятелей Д.Т.Шепилова и С.Г.Суворова. Жебрак сотрудничал с западными коллегами и в своей критике Лысенко перед партийными органами сделал упор на падение престижа советской науки в мире вследствие деятельности народного академика. Однако эта линия вошла в противоречие со сталинским курсом на борьбу против космополитизма, и вскоре Жебраку припомнили, что он в 1945 году в американской печати не боролся против «враждебных, лженаучных, буржуазных теорий». Как ни удивительно, разоблачающая Жебрака статья появилась в «Литературной газете» (30 августа 1947) за подписью поэтов А.Суркова и А.Твардовского, а также драматурга Г.Фиша. Далее цитирую по статье А.С.Сонина «Дело» Жебрака и Дубинина:

«В американском журнале «Science» появилась статья советского ученого, президента Академии наук Белорусской ССР, проф. А. Жебрака. Можно было думать, что советский ученый использует свое выступление в иностранном журнале для популяризации достижений передовой советской науки, для борьбы с враждебными, лженаучными, буржуазными теориями или хотя бы для деловой информации. 

Нет! Проф. А. Жебрак решил посвятить свою статью унижению и охаиванию передового советского ученого, известного всему культурному человечеству своими трудами в области физиологии растений и генетики, академика Т.Д.Лысенко. Под видом объективного изложения состояния генетики в СССР А. Жебрак целиком солидаризируется с наиболее реакционными американскими профессорами в оценке теоретических достижений советской мичуринской школы, возглавляемой Т.Д. Лысенко. 

В своем низкопоклонстве перед зарубежной наукой проф. Жебрак доходит до того, что фактически предлагает американским ученым нечто вроде единого союза для борьбы против советского ученого Т. Лысенко»

2 сентября 1947 года в поддержку Лысенко против космополитов выступила и «Правда»:

«Надо потерять чувство патриотизма и научной чести, чтобы заявить, что известный всему миру ученый — новатор в области генетики академик Лысенко не имеет отношения к советской биологии... Выходит, по утверждению Жебрака, что Лысенко тормозит прогрессивное развитие генетики?! Далеко зашел Жебрак... Только человек, потерявший всякое чувство гражданского долга, мог пойти на такой шаг»  

«Прежде всего, вызывает настороженность: почему этот журнал [Science], враждебно настроенный к советским биологам, помещает статью Дубинина на первое место. Ответ приходит сам собой. В статье обойдены все основоположники советской биологии. Кого же считает Дубинин советскими биологами. Оказывается, здесь превозносятся такие «советские биологи», как Добжанский, Тимофеев-Ресовский — открытые враги советского народа»

Злая ирония советской истории, в 1945 году с санкции высшего партийного руководства, согласовав текст с Маленковым, Жебрак опубликовал в журнале“Science” статью (Zhebrak A. R. Soviet Biology // Science. 1945. Vol. 102. № 22649. P. 357-358), в которой горячо опровергал ранее высказанное там мнение профессора Сакса, что советская власть поддерживает дремучего шарлатана Лысенко и преследует учёных генетиков.

«Академик Лысенко, будучи ученым агрономом, сделал ряд практических предложений, которые были оценены советским правительством. Кроме того, акад. Лысенко сделал попытку пересмотреть ряд основных положений современной генетической науки. Его взгляды многими советскими генетиками не только не были поддержаны, но, напротив, подвергнуты были резкой критике (...) Критика генетики академиком Лысенко, основанная на чисто умозрительных и наивных заключениях, при всей энергичности натиска, не может нарушить успешного развития генетики в СССР»

«… наука может быть свободной в социалистическом государстве, которое д-р Сакс направленно называет тоталитарным. Проф. Сакс не понимает сущности советской концепции о связи науки, практики и философии, по которой общая материалистическая философия природы может развиваться только на основе развития отдельных наук, он направленно заявляет, что будто бы в нашей стране «наука прислуживает перед политической философией». Вследствие этого непонимания проф. Сакс не осознал, что заявление акад. Лысенко относительно отрицания им менделевского расщепления, базируясь якобы на принципах философии диалектического материализма, имеет мало общего с серьезным развитием философии в Советском Союзе. Диалектический материализм базируется на реальных фактах и никогда их не отрицает. Поэтому философия диалектического материализма, при правильном ее понимании, не может препятствовать развитию генетики».

Затем в “Science” была опубликована посвященная достижениям советских генетиков статья члена-корреспондента АН СССР Н.П.Дубинина «Работы советских биологов: теоретическая генетика» (Dubinin N. P. Work of Soviet Biologists: Theoretical Genetics // Science. 1947. Vol. 105. № 2718. P. 109-112). Как положено статья Дубинина была согласована с Совинформбюро и направлена через секретаря Антифашистского комитета ученых Тер-Арутюнянца.

В сентябре 1947 года Жебрак и Дубинин без особого успеха пишут оправдательные письма на имя Жданова. Дубинин оправдывается, что его статья написана по заданию Антифашистского комитета ученых, который самостоятельно выбрал журнал и без уведомления автора послал ее в США. И вот какой любопытный для нашей темы нюанс, Дубинин сообщает Жданову:

«Во главе клеветнической работы стоит беспринципный псевдофилософ — Презент Исай Израилевич, который, не стесняясь в средствах, давно ведет линию на ликвидацию советской генетики».

Тем не менее, в условиях якобы разгорающегося государственного антисемитизма, космополитами оказываются генетики Жебрак и Дубинин, а не еврей И.И.Презент, невежественный советский шарлатан, коммунистический «философ», длительное время заведовавший кафедрой дарвинизма ЛГУ.

Суд чести над Жебраком состоялся 21 и 22 ноября 1947 г. в большой аудитории Политехнического музея, присутствовало около тысячи зрителей. Обвиняемому вменили «отсутствии у профессора Жебрака присущего сынам нашей Родины советского патриотизма», забвение классовой борьбы «в науке о наследственности и изменчивости живых организмов, в генетической науке» и попытку «опорочить своих теоретических противников перед лицом зарубежной научной общественности». Обвиняемый политические ошибки частично признавал, но сознательную измену категорически отрицал.

«Суд чести Министерства высшего образования СССР а соответствии с §11 постановления Совета Министров и ЦК ВКП(б) от 28 марта 1947 г. за № 758 «О судах чести в министерствах СССР и центральных ведомств» постановляет: Объявить профессору Жебраку А.Р. общественный выговор. 

Решение Суда чести окончательное. 

Копию настоящего решения Суда чести приобщить к личному делу профессора Жебрака».

Передаче в Суд чести Академии наук дела Дубинина воспротивились руководителя Отделения АН академик Орбели и президент АН С.И.Вавилов.

31 июля – 7 августа 1948 г. Лысенко провёл победно громящую космополитов генетиков сессию Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина. С того времени генетика в СССР оказалась на положении буржуазной лженауки. В дальнейшем Хрущёв так же безусловно поддерживал Лысенко.

24-26 августа 1948 г. решением расширенного заседание Президиума АН СССР освобожден со своего поста Орбели и ликвидирована лаборатория Дубинина, как стоящая на антинаучных позициях. Дубинин перешёл на работу в Комплексную экспедицию по полезащитному лесоразведению при Институте леса АН СССР, где проработал до 1955 года. Во второй половине 50-х началось острожное возрождение советской генетики. Окончательно генетику в СССР реабилитировали в 70-е годы.

15 августа 1948 «Правда» публикует покаянное письмо Жебрака, где он признал ошибочной научную критику Лысенко:

«после того, как стало ясно, что основные положения мичуринского направления в советской генетике одобрены ЦК ВКП(б), то я, как член партии, не считаю для себя возможным оставаться на тех позициях, которые признаны ошибочными Центральным Комитетом нашей партии»

В августе Жебрака отовсюду изгнали и оправили преподавать в Лесотехнический институт. Но хотя бы не репрессировали».

Жаль, конечно, что не репрессировали Жебрака - на одного клеветника было бы меньше. Походу и вопрос к Жукову – как беспартийный Лысенко мог быть секретарем парткома? Лгать-то зачем? Если «В дальнейшем Хрущёв так же безусловно поддерживал Лысенко», то почему Лысенко снимали с поста президента ВАСХНИЛ дважды и оба раза при Хрущеве? Обвиняете Лысенко и Презента в шарлатанстве, так самому лгать надо поменьше.

Однако посмотрите в описании И. Жукова, как активно и нагло действовала против настоящего ученого шакалья стая «научной» серости с партбилетами. Что оставили после себя академики-партейцы Вознесенский, Жебрак, Шипилов? Груду исписанных (да еще и не ими) бумаг, никому не нужных тогда и, тем более, сейчас. А как вы выше прочли, то, что оставил после себя Лысенко, нужно и сейчас. И сейчас во всем мире проводят чеканку хлопчатника, и сейчас во всем мире используют яровизацию для селекции растений, и сейчас определения понятий роста и развития, разработанные Лысенко, во всем мире приняты как классические.

Архимед биологии

Да, Лысенко был выдающимся селекционером и агрономом, да, он сам вывел сорт озимой пшеницы Одесская 3, морозостойкий и засухоустойчивый, превышающий по урожайности стандартные сорта на 3-4 центнера с гектара. Да, он вывел высокоурожайный сорт ярового ячменя Одесский 9; да, он вывел сорт хлопчатника Одесский 1, в те годы ставший основным сортом хлопководства в новых районах его возделывания. А его ученики вывели сотни других сортов, которыми и засевались поля Советского Союза, да и не только. Германия, Польша, Чехия, Словакия импортировали миллионы тонн пшеницы из-за границы, импортировали до момента, пока не получили из СССР для разведения семена пшениц мироновских сортов. После введения в оборот советских пшениц, эти страны стали экспортерами пшеницы. Автор мироновских сортов, академик Ремесло, всегда подчеркивал, что вывел эти сорта по методике Т.Д. Лысенко.

Но если остановиться только на том, что Лысенко был агрономом и селекционером, то такое утверждение будет аналогично утверждению, что Архимед был всего лишь выдающимся кораблестроителем (если он им был). На самом деле величие Архимеда в том, что он открыл закон, и сегодня являющийся основным для строителей, как судов, так и воздухоплавательных аппаратов. И Лысенко тоже открыл закон, являющийся базовым для агрономов и селекционеров, а поскольку ему никто не мешал использовать собственный закон на практике, то он и стал выдающимся агрономом и селекционером. Именно поэтому болтовня о Лысенко только, как об агрономе, даже с приложением эпитета «выдающийся», далеко не так безобидна, как кажется. Это наглое принижение творческих начал русского народа. Ведь выведенные Лысенко сорта со временем были заменены еще лучшими, но при выведении и этих лучших, использовалась его теория стадийности развития растений, в частности, прием яровизации.

Важно еще и то, что этот закон Лысенко не касается идиотизма «генетики» (о котором в конце), не касается идиотизма «наследственности», а объясняет коренной вопрос механизма создания природой живых организмов. И эффект этого открытия Лысенко огромен для всего мира.

В чем суть открытия, сделанного Лысенко? Он установил, что рост организма и развитие организма это два разных, не связанных друг с другом процесса, причем, условия их протекания, во-первых, могут не совпадать, во-вторых, меняя эти условия, можно направить организм в нужном человеку направлении, как с точки зрения агронома и животновода, так и с точки зрения селекционера.

Что значит для растения чеканка – искусственное прекращение роста? Растение наращивает зеленую массу не только для плодоношения, но и для закрытия под собою земли, чтобы его семенам и в будущем году было место для роста. Но человеку это не надо - он сам позаботится о месте для роста этого растения в будущем году. Остановив рост растения, человек пускает его нерастраченную силу на плоды, и урожай существенно возрастает. Вот из теории стадийности развития растений и рост урожайности хлопка, из нее повсеместность этого приема и в настоящее время.

Причем, этот же закон действует и в животном мире. Посмотрите рекомендации по выращиванию животных, и вы этот закон увидите, скажем, свиноводы рекомендуют держать поросят впроголодь, не давать им «осалиться», то есть, не пускать их в рост, пока они не пройдут стадию формирования организма, иначе откорм окажется очень дорогим. Интересно, что даже собаководы используют теорию Лысенко (с уважением ссылаясь на него), чтобы получить щенков нужного качества – высоких или низких, с широкой грудью или узких.

Интересный случай из практики селекционного хозяйства «Горки Ленинские». В 1947 году хозяйству была поставлена задача повысить жирность молока коров центральной России, при этом, добиваясь, чтобы он оставались мясными, то есть, крупными. Создали стадо из распространенных в этих районах пород коров – ярославской, остфризской и других. Завезли трех крупных быков от матерей с высокой жирностью молока, скрестили с этими коровами. Однако все 45 дочерей этих быков оказались такими же жидкомолочными, как и их матери – не пошли в отцов! Но при скрещивании этих же быков с жидкомолочными коровами в других хозяйствах Подмосковья, у потомства оказалась повышенная жирность молока! Лысенко начал разбираться, в чем тут дело. Оказалось, что различие заключалось в уровне кормления и раздоя коров - в «Горках Ленинских» он, естественно, был значительно выше. И сработал все тот же закон стадийности развития организма.

На стадии формирования плода природу заботит, чтобы теленок родился живым. А тут мало того, что отец крупный, так еще и корову хорошо кормят, следовательно, плод может достичь таких размеров, что при отеле умрут и теленок, и корова. И природа пускает теленка по материнской линии – не дает теленку пойти в крупного отца. Тогда Лысенко начал скрещивать этих коров с быками джерсейской породы – самой жирномолочной породы в мире. Но это порода чисто молочная – мелкая, соответственно, и быки мелкие. И жирность у их русского потомства резко подскочила. Но использовались джерсеи только раз – уж больно слабые они для России. Да и породу Лысенко, как сказано выше, хотел завести крупную – чтобы не только молоко было, но и мясо. 

В результате, в «Горках Ленинских» было создано уникальное селекционное стадо новой породы из 200 коров, каждая весом в 600 кг, со средним удоем в 4500 кг, но с 5% жира в молоке. На тот момент во всём мире было известно только одно такое стадо - в США, которое так и называлось – «знаменитое стадо Бригхема». В нем было 100 коров чистой джерсейской породы, которые ряд лет давали в среднем по 4755 кг молока с процентом жирности 5,2. Но это были мелкие коровки, и не для климата России.

Племенное стадо Лысенко дало сотни быков и телок для улучшения породы всей России, но «генетики», добивая Лысенко, пустили это стадо под нож и извели созданную им породу.

Да, эти «генетики», все из себя такие умные, «настоящие ученые», и каждый, вроде, и не при чем, но они удушением работ Лысенко нанесли СССР такой вред, который и оценить трудно.

Вот еще пример. Мне приходилось уже писать о Якове Геринге, знаменитом и талантливейшем крестьянине из Советского Казахстана. Но он закончил сельхозтехникум в 1956 году животноводом, а селекцией растений занялся уже в 70-х, когда «генетики» не только самого Лысенко, но и его учение втоптали в грязь.

Добыл Геринг для своего колхоза, находившегося в очень засушливом районе СССР, воду. Начал заводить поливное земледелие, наиболее выгодным казалось завести на поливных землях кукурузу, но она не шла! А Геринг к тому времени уже заочно окончил сельскохозяйственный институт и защитил диссертацию, но, главное, был по-немецки дотошным и педантичным. Он не только сам читал все, что выходило по сельскому хозяйству, но и своих специалистов заставлял читать все по их специальности, а раз в месяц устраивал семинары, где каждый специалист обязан был доложить, что из прочитанного можно применить в колхозе. Но они и в литературе не могли ничего найти, чтобы увеличить урожайность кукурузы на своих поливных землях. Тогда они поехали в успешное по поливной кукурузе хозяйство и там увидели свою ошибку. Оказалось, что они начинали поливать кукурузу, как только она от жары начинала вянуть – это же, казалось бы, естественно. А правильно надо было дать ростку пройти стадию развития – надо было смотреть на жухнущие растения, терпеть и ждать пятого листика, и только после его появления можно было начинать полив и давать кукурузе идти в рост. Применили этот прием, и кукуруза у Геринга пошла! Интересно, что и в том хозяйстве, в котором Геринга научили выращивать кукурузу, специалисты не могли объяснить, почему нужно ждать пятый листик и не поливать!

А ведь если бы эти пресловутые «грамотные генетики» не взяли власть в науке СССР, если бы обучали студентов научному наследию Лысенко, то Геринга научили бы этому приему еще в техникуме! Или бы он сам до него додумался впоследствии или прочел бы об этом в литературе.

Лысенко – это Архимед биологии.

Против чего Лысенко боролся

Что оставили после себя людям гуру наших антилысенковцев - Вейсман и лауреат Нобелевской премии Морган? То, что они оставили, даже те, кто считает себя генетиком, сегодня стараются забыть, чтобы их не считали откровенными придурками. А величие Лысенко в том, что он еще в те годы увидел и показал, насколько глупым является «творческое наследие» вейсманизма-морганизма.

Поясню, о какой глупости идет речь.

По Вейсману и Моргану наследственность передается исключительно «генами», из которых состоит зародышевая плазма, находящаяся в яичниках и семенниках организма. Причем, что принципиально важно и на чем базировались коренные разногласия, по Вейсману и Моргану гены были никак не связаны с телом организма и жили сами по себе. Повторю, Вейсман и Морган не считали генами участки хромосом, как сегодня утверждают жулики-генетики, - они генами считали отдельные шарики, повторю, ОТДЕЛЬНЫЕ И НЕ СВЯЗАННЫЕ С САМИМ ОРГАНИЗМОМ. Это собственно теория Вейсмана.

А по теории Моргана, развивающей теорию Вейсмана, в момент оплодотворения эти шарики перепрыгивают не куда попало, а на хромосомы половых клеток, отсюда и «хромосомная теория наследственности» Моргана.

То, что от хромосом зависят наследственные признаки, прекрасно видел и Лысенко. Он писал в своей «Агробиологии»:

«Верно, что хромосомы существуют. В половых клетках число их в два раза меньше, чем в обычных. При наличии половых клеток с теми или иными хромосомными изменениями из этих клеток получаются изменённые организмы. Правильно, что те или иные видимые, морфологические изменения данной изученной хромосомы клетки часто, и даже всегда, влекут за собой изменения тех или иных признаков в организме. Доказано что наличие двух X-хромосом в оплодотворённом яйце дрозофилы обычно решает вопрос выхода из этого яйца самки, а не самца. Все эти факты, как и другие фактические данные, верны. …Мичуринская генетика признаёт хромосомы, не отрицает их наличия. Но она не признаёт хромосомной теории наследственности… Согласно же мичуринскому учению, организм состоит только из обычного тела. Никакого отдельного от обычного тела наследственного вещества в организме и в клетках не имеется. …Не прав акад. Серебровский, утверждая, что Лысенко отрицает гены. Ни Лысенко, ни Презент никогда существования генов не отрицали. Мы отрицаем то понятие, которое вы вкладываете в слово «ген», подразумевая под последним кусочки, корпускулы наследственности. Но ведь если человек отрицает «кусочки температуры», отрицает существование «специфического вещества температуры», так разве это значит, что он отрицает существование температуры как одного из свойств состояния материи?».

Нет отдельных от организма генов, следовательно, нет их вообще, есть только тело организма, – вот, что утверждал Лысенко!

Напомню Yah и Ивану Жукову, что для того, чтобы клонировать овцу Долли, микробиологи, вопреки Вейсману и Моргану, взяли не отдельную от тела зародышевую плазму из яичника овечки Долли, а, как и писал Лысенко, ядро клетки из стенки ее желудка.

И у меня требование к Yah и Ивану Жукову, считающих Лысенко шарлатанами, а Вейсмана и Моргана – гениями. Согласно утверждениям Вейсмана и Моргана, ген имеет размеры 0,02-0,06 микрона, или 2-6х10-8 метра. Сейчас электронные микроскопы имеют разрешающую способность 2х10-10 метра, т.е. в сто раз большую, и не заметить ген нельзя. Я не требую, чтобы вы сфотографировали гены в своих семенниках, найдите фотографию любого гена. Но только не участка хромосомы, а того отдельного от организма гена, наличие которого исповедовали советские «генетики» до начала 50-х, и которому учили советских студентов до 1948 года. И кем бы был Лысенко, если бы повторял этот убогий бред Вейсмана и Моргана, сегодня начисто отвергнутый самими «генетиками»?

И кем являетесь вы, объявляя Лысенко и Презента шарлатанами? 

Аналогия

Думаю, что существование генетики, хоть в виде учения Вейсмана и Моргана, хоть в виде генетики Мичурина, хоть в виде теории нынешней микробиологии (микробиологи стыдятся называть себя генетиками) нанесло огромный вред делу познания природы. В лице генетики человечество создало область познания, которая таковой не является. Это все равно, как если бы Ньютон, занялся не поиском закона тяготения (не поиском того, почему предметы падают на землю), а поиском того, как предметы передают друг другу свойство падать на землю.

Попробую пояснить.

Природа создает организмы, и человечеству надо было заняться познанием того, как природа создает организмы. Вместо этого биологи начали познавать, как передаются наследственные признаки от одного поколения организмов к другому поколению.

Понятно, что для монаха Менделя, давшего толчок движению мысли в неправильном направлении, вопроса о том, как создается организм, не было, – бог создал. Ну, тогда бы Менделю и заняться вопросом, как именно бог создал организмы? Мендель же сам пошел по глупому пути исследования наследственности организмов и повел за собою сначала последователей, а потом паразитов, которые идут в науку не за истиной, а за деньгами.

Поскольку эту мою мысль о том, что наследственность не может быть объектом познания, не просто понять, применю аналогию, хотя, боюсь, при сегодняшнем уровне культуры и аналогия не будет понятной.

Природа создает живые организмы, но мы, люди, тоже создаем довольно сложные устройства, к примеру, автомобили. Предположим, что к нам прилетели инопланетяне, смотрят на созданные нами автомобили и решают выяснить их суть. И не вызвало бы удивления, если бы эти инопланетяне создали науку о том, как создаются автомобили. Такая их наука включала бы в себя, как минимум:

- знания того, по каким чертежам автомобиль создается, как эти чертежи выглядят и где находятся;

- знания того, по каким инструкциям автомобиль эксплуатируется, как эти инструкции выглядят и где находятся;

- знания того, на каком станочном парке изготавливаются детали автомобиля и как автомобили собираются.

Но эти инопланетяне вдруг ставят себе задачу изучить законы наследственности автомобилей, то есть, почему у «Жигулей» четвертой модели колеса такие же, как и первой модели? И тут же приходят к выводу, что под выхлопной трубой автомобиля находится отдельная от автомобиля плазма генов, которые и перетаскивают колеса автомобилей с одной их серии на другую.

Мы приводим этих инопланетян на завод в Тольятти (применительно к генетике – создаем исследовательскую технику, дающую возможность понять устройство хромосом). И эти придурки-инопланетяне, вместо того, чтобы хотя бы теперь, после того, как увидели завод, задуматься над тем, как создается автомобиль, начинают вопить, что вот этот, к примеру, пресс, на котором штампуются диски колес, и есть тот самый ген, о котором они говорили раньше. Типа этот пресс предает наследственные признаки колеса из старой серии автомобилей к новой серии. По мере получения от своих глупых правительств денег, инопланетяне-генетики проводят страшно дорогие исследования. К примеру, задаются никчемно-идиотским вопросом – а если в Тольятти перетащить весь завод «Мерседес» из Германии, то будут получаться «мерседесы» или «жигули»? (Это вот тупой смысл клонирования овечки Долли). Перетаскивают. Получаются «мерседесы»! Надо же! А зачем вы деньги на это тратили? Какой толк от вашей возни, если вы не только не интересуетесь сами, где находятся и как выглядят чертежи автомобилей и инструкции по их эксплуатации, но и никому не даете это выяснить?

Говоришь: ребята-инопланетяне, ну поставьте себе задачу узнать, как создается организм! Не слышат. Тупо бегают по кругу с криками: «Гены! Наследственность! Гены! Наследственность!».

И что в итоге?

В итоге из-за этой тупой генетики, после потраченных бесполезно миллиардов и десятилетий, мы на сегодня имеем кое-какие представления только о станочном парке, на котором создаются детали организма – о хромосомах (о ДНК). Имеем эти представления, поскольку микробиологи все же выяснили, что ДНК предназначены для синтеза (изготовления) белков, из которых строятся клетки организма. Причем, и узнали-то мы это случайно, поскольку наши инопланетяне до сих пор уверены, что этот станочный парк – это орган передачи наследственности и хранения «наследственной информации».

В результате мы, человечество, из-за этих генетиков до сих пор не имеем ни малейших надежд узнать, по каким чертежам из этих белков организм строится, как эти чертежи выглядят и где они находятся. Не имеем ни малейших надежд узнать, КТО и как организует жизнь организма (его функционирование).

А ведь это важно не просто в плане познания того, чем является наше тело. Скажем, сегодня мы лечим свое тело лекарствами – химией. Применительно к аналогии – мы получаем автомобили, у которых, к примеру, колеса не закреплены стопорными гайками и отваливаются. И мы крепим колеса проволочками и клинышками лекарств. А ведь можно просто исправить чертежи и наша возня с лечением этих автомобилей окажется просто ненужной. Или у нас стоит на двигателях ограничительная пломба, и мы толкаем автомобили руками. А ведь можно исправить инструкцию по эксплуатации - пломба не будет ставиться и наши проблемы исчезнут.

***

Повторю, есть четкая аналогия: природа создает организм, и человек создает автомобиль. Никакому дураку не придет в голову создать науку о передаче наследственных признаков от одной серии автомобилей другой.

Хотя, что это я за дураков расписываюсь, может, еще и придет…

Ю.И. МУХИН

Источник: http://www.ymuhin.ru/node/600

Jacob JugashviliComment