etsy 2.jpg

BLOG

Blog by Jacob Jugashvili

Ю.И.Мухин. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ «СУД» ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СТРАСБУРГЕ.

еспч.jpg

У меня не доходили руки прокомментировать решение Европейского суда по правам человека от 15 января 2015 года. Это было решение не рассматривать жалобу Евгения Джугашвили, внука Иосифа Сталина, о клевете на его деда в статьях, опубликованных в «Новой газете». Та в свое время опубликовала статьи, утверждающие, что расстрел польских офицеров в Катынском лесу был проведен НКВД по приказу Сталина в 1940 году.

Решение ЕСПЧ таково:

«Поэтому Суд постановил, что национальные суды установили справедливый баланс между правом заявителя на неприкосновенность частной жизни и журналистской свободой выражения мнений. Поэтому заявление было отклонено как явно необоснованное и дело было признано неприемлемым». 

Полностью решение ЕСПЧ прилагаю к статье, а сейчас напомню суть жалобы Евгения Яковлевича в Страсбургский суд цитатой из нее:

«15.1. Статья 6 «Право на справедливое судебное разбирательство». 1. Статья 6 Конвенции устанавливает, что «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...».

       Но в двух представленных на рассмотрение Суда случаях московские суды отказали И.В. Сталину в рассмотрении соответствия действительности порочащих его сведений.

Московские суды нарушили также и Всеобщую декларацию прав человека, которая основанием своего принятия народами мира имеет то, «что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира». Сталин, как и любой человек, имеет право, чтобы порочащие его сведения проверялись судом на соответствие действительности.

      Но добиться этого в судах России Заявитель не может.

      Таким образом, нарушено право Заявителя, установленное статьей 10 Конвенции «на справедливое и публичное разбирательство дела».

      15.1. Статья 14 «Запрещение дискриминации». Российские суды отказывают И.В. Сталину в справедливом судебном разбирательстве по мотивам, запрещенным статьей 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений…».

      Видные политики России и Польши уже на весь мир объявили именно те сведения о Сталине, которую Заявитель просил московские суды опровергнуть. Теперь, если суды признает эти сведения несоответствующими действительности, то эти политики предстанут перед своими народами безответственными лицами, чего они не хотят допустить и заставляют московские суды дискриминировать Сталина, лишая его права на справедливый суд.

      Доказательством этому служит тот факт, что в оспариваемых в судах газетных статьях нет ни единого слова, которое говорило бы о том, что приводимые авторами сведения являются всего лишь мнениями или убеждениями журналиста: нет слов «я считаю», «я думаю» или «я убежден». Тем не менее, Басманный суд самостоятельно счел клевету на Сталина убеждениями авторов и освободил их от ответственности. В это же время Замоскворецкий суд выражение Б. Немцова: «Я считаю, что Юрий Лужков – коррупционер и вор» счел не соответствующими действительности сведениями, нанесшими видному политику России, мэру Москвы Юрию Лужкову моральный вред на миллион рублей.

      Эта очевидное и не связанное с законом различное отношения судов к рассмотрению дел разных политиков, является явно выраженной дискриминацией по признакам политических убеждений.

Заявляю, что не имею возможности в рамках внутреннего законодательства РФ добиться прав:

      - на справедливое… разбирательство дела …независимым и беспристрастным судом.

      - на отсутствие «дискриминации по признаку… политических … убеждений.

      В этих конституционных правах и праве, провозглашенном Европейской Конвенцией прав человека и основных свобод моему деду, И.В. Сталину, было отказано».

Как вы поняли, Е. Джугашвили просил Басманный суд установить, виноват ли Сталин и СССР в расстреле польских офицеров. И установить это было просто – если суду было мало представленных истцом доказательств, то Басманный суд обязан был затребовать засекреченное постановление Главной военной прокуратуры по расследованию преступления в Катыни. И на основании выводов этого постановления либо признать, что обвинения Сталина и СССР в этом преступлении не соответствует действительности, либо признать, что это обвинение соответствует действительности. Именно это от суда требует статья 152 ГКРФ. Но суд плюнул на законы РФ и Конвенцию «О защите прав человека и основных свобод», и не стал устанавливать, кто убил поляков и соответствует ли действительности сведения о том, что их убил НКВД по приказу Сталина, а заявил, что клевета на Сталина это свобода слова.

Что касается суда в Страсбурге, то за три года до этого суд рассмотрел жалобу поляков по Катынскому делу, и для ее рассмотрения затребовал у Главной военной прокуратуры указанное постановление, но не получил его и разразился в своем постановлении от 16.04.12 деланно-возмущенной тирадой:

«Суд отклонил возражение российского правительства о якобы несущественной роли этого постановления, указав, что только сам Суд может решить, какие документы являются необходимыми для рассмотрения дела. Что же касается утверждения российского правительства о том, что представление этого документа в Суд было невозможно в силу отсутствия в национальном законодательстве процедуры для передачи секретных документов международным организациям, то этот аргумент, по мнению Суда, противоречит Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которой участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (статья 27).

      Более того, Суд не нашел никаких легитимных причин для засекречивания этого постановления. Суд отметил, что публичное и прозрачное расследование преступлений предшествующего тоталитарного режима не могло повредить национальной безопасности современной демократической России, особенно с учетом того, что ответственность советских властей за катынское преступление была признана на самом высшем уровне.

      Соответственно, Суд признал, что Россия нарушила свои обязательства по статье 38 Конвенции в связи с отказом предоставить по запросу Суда копию постановления о прекращении расследования 2004 года».

Как видите, на словах суд в Страсбурге делает вид, что возмущен тем, что до сих пор судебно не установлено, кто убил поляков. Сильно возмущен! Но, как вы видите из решения по жалобе Е. Джугашвили, на самом деле ЕСПЧ и сам не стал это устанавливать, и поощряет суды в России не устанавливать, кто их убил, давая возможность кому угодно поливать СССР геббельсовской клеветой. Вот вам и европейские судебные «борцуны с тоталитарным режимом».

Мало этого, Европейский суд по правам человека втоптал в грязь приговор Нюрнбергского трибунала. Напомню.

14 февраля 1946 года Обвинением были предъявлены Трибуналу официальные документы («Документ СССР-54») Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров (комиссии Бурденко). Обращаю внимание, что Нюрнбергский трибунал велся по принципам презумпции виновности, и не обвинение обязано было доказывать виновность, а защита доказывать невиновность. Статья 21 Международного военного трибунала в Нюрнберге требовала от судей: «Трибунал также будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных Наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений, протоколы и приговоры военных или других трибуналов каждой из Объединенных Наций». И суд принял Акт комиссии Бурденко, как установленный факт того, что польских офицеров расстреляли немцы. Однако защита это обвинение оспорила, и суд дал адвокатам возможность привести доказательства.

      И Катынское преступление было подробно, с допросом свидетелей с каждой стороны, рассмотрено Трибуналом на судебных заседаниях 1 и 2 июля 1946 г. Дополнительные документы по этому эпизоду были представлены и стороной Обвинения (Документ 402-PС, Документы СССР 497, 498, 499, 500, 501, 502, 505, 505а, 507). Важно отметить, что дополнительные доказательства виновности немецкой стороны в катынском расстреле представлялись в Трибунал не только советским обвинением, но и обвинением США («Документ 402-РС»). Защита, не удовлетворенная показаниями трех свидетелей защиты, просила Трибунал вызвать для допроса еще свидетелей защиты, но трибунал счел Катынский эпизод достаточно изученным и отказал в продолжении его слушания. По результатам рассмотрения Катынского эпизода «Документ СССР-54» из числа доказательств исключен не был, обвинение по Катынскому эпизоду не снято, а сам Катынский расстрел остался в числе других доказанных преступлений немецкой стороны.

     Катынский эпизод на Нюрнбергском процессе персонально инкриминировался лишь двоим подсудимым – Герману Герингу и Альфреду Йодлю. Последняя фраза из Приговора Трибунала по обвинениям в отношении Геринга: «По делу не установлено никаких обстоятельств, которые могли бы оправдать этого человека». Приговор Альфреду Иодлю содержит аналогичную формулировку: «…Смягчающих вину обстоятельств нет».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека, отказав Евгению Яковлевичу Джугашвили в принятии жалобы на то, что невозможно добиться в России справедливого судебного разбирательства, активно способствует пересмотру Приговора Нюрнбергского трибунала. Что в России, кстати, является уголовным преступлением.

Ну и наконец. Поскольку в этом году поляки будут праздновать юбилей «расстрела в 1940 году пленных польских офицеров», напомню, что своим решением от 14 февраля 2012 года Тверской суд города Москвы установил: «Иосиф Виссарионович Сталин (настоящая фамилия - Джугашвили) в период 1917-1953 г.г. был советским политическим, государственным, военным и партийным деятелем. Он также был одним из руководителей СССР и в период Катынской трагедии, в сентябре 1941 года. Указанные обстоятельства судом признаются общеизвестными и в силу статьи 61 ГПК РФ и не нуждаются в доказывании». В сентябре 1941 года поляки  были расстреляны, следовательно, были расстреляны немцами.

И глядя на потомков этих поляков, жалеть об этом не приходится.

Приложение:

      В своем решении по делу "Джугашвили против России" (жалоба №. 41123/10) Европейский суд по правам человека единогласно признал жалобу неприемлемой. Решение является окончательным.

      Дело касалось статьи о расстреле польских военнопленных в Катыни в 1940 году, опубликованной в "Новой газете", и той роли, которую бывшие советские лидеры якобы играли в трагедии. Заявитель, внук бывшего советского лидера, Иосифа Сталина, подал в суд на газету за клевету на своего деда, но она не увенчались успехом.

      Суд постановил, в частности, что статьи "Новой газеты" касалась событий, имеющих значительных историческое значение, и что оба события и исторические личности, связанные, с дедом заявителя, неизбежно остаются открытыми для общественного контроля и критики. Было также установлено, что российские суды, принимая во внимание прецедентное право Европейского Суда, тщательно сбалансировали конкурирующие интересы свободы журналистского слова и право заявителя на уважение его частной жизни и жизни его деда.

Основные факты

Заявитель, Евгений Яковлевич Джугашвили, является гражданином России, родился в 1936 году и проживает в Москве. Он внук бывшего советского лидера Иосифа Сталина.

      22 апреля 2009 года оппозиционная "Новая газета" опубликовала статью под названием "Виновным признан Берия", в которой рассматриваются расстрелы 1940 г. в Катыни. Статья была написана г-ном Я., бывшим следователем российской Главной военной прокуратуры, который был ответственен за реабилитацию жертв политических репрессий. Статья обвинила лидеров советского Политбюро, в том числе Иосифа Сталина, в том, что они "повязаны большой кровью" в связи с уничтожением польских военнопленных в Катыни в 1940 году, и описала деда заявителя как «кровожадного людоеда». В статье также утверждалось, что эти лидеры "избежали моральной ответственности за особо тяжкое преступление". Заявитель счёл, что статья является дискредитирующей по отношении к его деду, и подал в суд на "Новую газету" и автора статьи для компенсации морального ущерба на общую сумму 9,5 млн рублей (эквивалент примерно 211.488 евро).

      13 октября 2009 года Басманный районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении иска, находя в частности, что публикация способствовала фактической дискуссии по вопросу углубленного исторического обсуждения роли предка заявителя, всемирно известного деятеля, подлежащего большей степени терпимости в отношении общественного контроля и критики. 10 декабря 2009 года это решение стало окончательным, будучи оставлено в силе Московским городским судом.

      Дискуссия была продолжена в другой статье, опубликованной в "Новой Газете" после решение суда первой инстанции. Статья была озаглавлена "Исторический суд" и дала повод для дела о диффамации. Заявитель вновь подал в суд за клевету. 25 декабря 2009 года районный суд отклонил иск на том основании, что статья содержит выражение взглядов участника первоначальных судебных слушаний о диффамации. Это решение было оставлено в силе Московским городским судом 16 марта 2010 года.

Жалобы, процедура и состав Суда.

Жалоба была подана в Европейский суд по правам человека 4 июня 2010 года.

Ссылаясь на статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (право на свободу выражения мнения) и 14 (запрещение дискриминации) Конвенции, заявитель жаловался, что в районном суде Москвы был не в состоянии защитить своего известного предка от посягательств на его репутацию. Суд рассмотрел жалобу в соответствии со Статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни).

Решение было вынесено Палатой из семи судей, в следующем составе:

Изабель Берро-Лефевр (Монако), президент,

Юлия Laffranque (Эстония),

Паулу Пинту де Альбукерке (Португалия),

Linos-Александр Сисилианос (Греция),

Эрик Мёсе (Норвегия),

Ксения Туркович (Хорватия),

Дмитрий Дедов (Россия), судьи,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда.

Решение суда

Статья 8 (право на уважение частной и семейной жизни)

      Суд подтвердил принцип, что публикации относительно репутации умершего члена семьи человека могут, при определенных обстоятельствах, влиять на личную жизнь этого человека и его личность и, таким образом, подпадают под действие статьи 8 (см. Putistin vs. Украина, № 16882/03).

      Тем не менее, Суд провел различие между диффамацией частных лиц (как в случае Putistin выше), репутация которого, как неотъемлемая часть репутации их семей остается в рамках Статьи 8, и законной критикой общественных деятелей, которые подлежат более широкой критике. В деле заявителя публикация "Новой газетой" первой статьи способствовала исторической дискуссии, имеющей общественную значимость, в отношении Иосифа Сталина и его предполагаемой роли в Катынских расстрелах. Вторая статья относилась к авторской интерпретации результатов национального суда и, следовательно, может рассматриваться как продолжение той же дискуссии. Кроме того, трагедия Катыни и связанные с ней предполагаемые роли и обязанности исторических деятелей неизбежно остаются открытыми для общественности и критики.

      В соответствии с принципами, изложенными в прецедентном праве Европейского Суда, национальные суды сочли, что статьи направлены на фактические дискуссии о событиях, предсталяющих исключительный общественный интерес и значение; было установлено, что историческая роль предка заявителя обязывает к более высокой степени толерантности по отношению к общественной критике его личности и действий; и принятию к сведению более эмоционального представления мнений, изложенных в статьях, постановив, что мнения излагались в пределах допустимой критики.

      Поэтому Суд постановил, что национальные суды установили справедливый баланс между правом заявителя на неприкосновенность частной жизни и журналистской свободой выражения мнений. Поэтому заявление было отклонено как явно необоснованное и дело было признано неприемлемым.

(Перевод С. Стрыгина, 4.02.2015)

источник: http://www.ymuhin.ru/katyn-i-strazburg