История репрессий, лишённая эмоций. Аргументы и факты Виктора Земскова


Историк Виктор Земсков, работая с рассекреченными документами советских  архивов, сумел воссоздать реальную картину политических репрессий в  СССР.   

Официальный сайт Института российской истории РАН сообщил о том, что 21  июля 2015 года на 70-м году жизни скоропостижно скончался доктор  исторических наук, главный научный сотрудник Института российской  истории РАН, учёный секретарь Центра военной истории России Виктор  Николаевич Земсков

«Вся жизнь Виктора Николаевича была неразрывно связана с Институтом  российской истории РАН, где он проработал более 50 лет, — говорится в  сообщении. — Виктор Николаевич особенно прославился своими архивными  изысканиями, в конце 1980 – начале 1990-х годов он был первооткрывателем  ранее закрытых для учёных архивных фондов по истории политических  репрессий в СССР. 

Имя Виктора Земскова мало что скажет широкой аудитории. Его книги не  издавались миллионными тиражами, они не были украшены броскими  заголовками. Погоне за громкими сенсациями он предпочитал кропотливую  работу с историческими документами. 

В 1989 году, на пике перестройки, Земсков вошёл в состав комиссии по  определению потерь населения Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом АН СССР Юрием Поляковым.  Комиссия получила доступ к статистической отчётности ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ,  хранившейся в Центральном государственном архиве Октябрьской революции. 

В этих ранее засекреченных документах содержалась вся фактическая  информации о реальной истории политических репрессий советского периода.Как уже говорилось, Виктор Земсков не гонялся за сенсациями, однако  опубликованные им материалы исследований перевернули представления о  масштабах политических репрессий в СССР.   

Тайное, ставшее явным

Историк, который никогда не скрывал своего негативного отношения к  сталинским репрессиям, пришёл к выводу, что данные о десятках и сотнях  миллионов репрессированных, фигурировавшие в зарубежных исследования, в  материалах СМИ времён перестройки, не соответствуют действительности. 

Досконально изучив все материалы, Земсков установил, что в период с  1921 по 1953 годы в СССР «за контрреволюционные и другие особо опасные  государственные преступления» были осуждены 4 060 306 человек, из  которых к высшей мере наказания были приговорены 799 455 человек. 

Опроверг Земсков и расхожее утверждение о «стране, где каждый второй  прошёл лагеря». По результатам исследования было установлено, что  максимальное общее число заключённых в лагеря за всю советскую историю  было зафиксировано по состоянию на 1 января 1950 года — 2 760 095  человек, а в среднем численность заключённых колебалась от 1,5 до 2,5  млн человек. При этом речь идёт и о политических заключённых, и об  осуждённых за уголовные преступления. 

Для сравнения: в США в 2013 году количество заключённых достигло 2,2 миллиона человек. 

Документы против эмоций

Результаты исследований Виктора Земскова совершенно не соответствовали  тем представлениям о репрессиях в СССР, которые формировались под  влиянием книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и разнообразных разоблачительных публицистических материалов эпохи перестройки.   

Земскова обвинили в «фальсификации» и попытались опровергнуть его  выводы. Но историк спокойно, с фактами в руках, парировал все аргументы  оппонентов. 

Например, Антон Антонов-Овсеенко, директор Государственного музея истории ГУЛАГа, сын расстрелянного революционера и советского государственного деятеля Владимира Антонова-Овсеенко,  обвиняя Земскова в искажении действительности, заявлял, что в 1946 году  в ГУЛАГе находились 16 миллионов заключённых. Антонов-Овсеенко  утверждал, что эти данные базируются на количестве выданных  продовольственных пайков. 

«Надо понимать, что на ту дату, которую имеет в виду Антонов-Овсеенко  (1946 г.), в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось не 16 млн, а 1,6 млн  заключённых. Следует всё-таки обращать внимание на запятую между  цифрами», — хладнокровно возражал в своей работе «О масштабах  политических репрессий в СССР» Виктор Земсков, попутно отмечая, что в  списке тех, кто работал с документом, на который ссылается  Антонов-Овсеенко, нет фамилии его уважаемого оппонента, и значит, с  материалом знаком он понаслышке. 

Очень скоро стало очевидно, что против фактического материала  Земскова его оппоненты могут представить лишь эмоции и свидетельства в  стиле «мне рассказывал один знающий человек». 

Дело всей жизни

В конечном итоге любители рассуждений о «десятках миллионов жертв  советского режима» решили, что работы Виктора Земскова проще всего  игнорировать. 

А Земсков продолжал свою работу, камня на камне не оставляя от  огромного количества мифов о советской истории, сформированных за  последние десятилетия. 

Нет никаких сомнений в том, что в своё время этому выдающемуся  историку воздадут должное за его работу, важную не только для понимания  прошлого, но и для будущего нашей страны. 

Виктор Николаевич Земсков неоднократно выступал и со страниц «Аргументов и Фактов». 

В  1989 году вышел материал «„Архипелаг ГУЛАГ“: глазами писателя и  статистика», который мы сегодня вновь предлагаем вашему вниманию в  память о Викторе Николаевиче Земскове >> 

Comments
* The email will not be published on the website.